1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Клубок первый святополк окаянный

Пятая колонна Древней Руси. История в предательствах и интригах

Если обратить пристальный взгляд на историю Древней Руси, без труда можно заметить, что и в те времена существовали политические силы, заинтересованные в раздробленности и вечной вражде славянских племен и в слабости русской государственности. Встречались также деятели, которые ради собственной корысти предавали интересы родной земли, сплетая хитроумные заговоры и идя на любые преступления. Стоит вспомнить хотя бы Святополка Окаянного и убийц Андрея Боголюбского, тайных и явных противников Александра Невского и Дмитрия Донского, подрывную деятельность униатов и ересь жидовствующих. Всем этим и многим другим историческим персонажам и событиям посвящена новая книга Валерия Шамбарова, который счел возможным и оправданным применить к ним термин, возникший в XX веке.

Клубок первый — Святополк Окаянный 1

Клубок второй — Зигзаги Изяслава Ярославича 4

Клубок третий — Семейка Изяславичей 6

Клубок четвертый — Изяслав II и загнивание Киева 9

Клубок пятый — Русский исход и Мстислав Волынский 12

Клубок шестой — Первые цареубийцы 15

Клубок седьмой — Галицкие бояре и Рюрик II 18

Клубок восьмой — Как сдали Прибалтику 21

Клубок девятый — Твердило Иванкович против св. Александра Невского 23

Клубок десятый — Даниил Галицкий 26

Клубок одиннадцатый — Когда подлость стала нормой 29

Клубок двенадцатый — Как «западники» погубили Орду 32

Клубок тринадцатый — Спецоперация св. Дмитрия Донского 35

Клубок четырнадцатый — Как государь чуть не предал собственное государство 39

Клубок пятнадцатый — Косой и Шемяка 43

Клубок шестнадцатый — Уния и униаты 47

Клубок семнадцатый — Марфа Борецкая и иже с ней 51

Клубок восемнадцатый — Жидовствующие и прочая ересь 54

Валерий Шамбаров
«Пятая колонна» Древней Руси. История в предательствах и интригах

От автора

Термин «пятая колонна» родился в 1936 г., в период гражданской войны в Испании. Генерал Мола (по другой версии – генерал Варела) заявил, что наступление на Мадрид ведется четырьмя колоннами, но в самом Мадриде существует пятая, которая в решающий момент ударит в спину защитникам. Это выражение попало в газету «Нью-Йорк Таймс», обрело широкую известность. Словосочетание «пятая колонна» оказалось запоминающимся и эффектным, превратилось в устойчивый фразеологизм. В годы Второй мировой войны «пятой колонной» стали называть сторонников нацистов, действующих в различных странах.

Впоследствии термин приобрел обобщенное значение – некие внутренние силы, сочувствующие и помогающие внешним врагам. Но обычно данное понятие относят к новейшим временам. Хотя такое ограничение оказывается чисто условным. Если рассмотреть историю нашей страны, то и в самом далеком прошлом можно найти фигуры, которые жертвовали интересами своей страны и народа. Ради личных амбиций и выгод подыгрывали чужеземцам и иноверцам. То есть вполне соответствовали понятию «пятой колонны».

Клубок первый
Святополк Окаянный

Предательство существовало среди людей с древнейших времен. Примеры мы можем найти и в Ветхом Завете, и в мифологии разных народов, и в исторических источниках. Люди изменяли своим царям, начальникам, покровителям, родственникам. Бывало и так, что изменяли всему своему народу. Иногда из корыстных соображений – пускай покоряют твоих соплеменников, но лично ты погреешь на этом руки или окажешься в привилегированном положении. Хотя случалось, что изменяли и без всякой корысти. Заражались чужой культурой, обычаями. Считали их более престижными, чем родные, и ради этого перекидывались к иностранцам.

В VI в. до н. э. в Скифии даже один из царей, Скил, увлекся иноземными нравами и модами. Он повадился ездить в греческую колонию Борисфениду. Подолгу оставался жить там, построил себе в городе дворец. Эллинская культура совершенно пленила его, он одевался в греческую одежду, завел жену-гречанку. Открыто заявлял, что образ жизни эллинов для него милее и привлекательнее, чем традиции его народа. Скил изменил и верованиям скифов, приносил жертвы в храмах Борисфениды, участвовал в чужих религиозных обрядах. Но однажды скифы узнали, что их царь в торжествах Диониса прыгает и беснуется в процессиях вакхантов. Вся страна восстала, Скила свергли и убили.

Впоследствии римская и византийская дипломатия очень хорошо научилась выискивать подходящие кандидатуры среди сарматских, германских, славянских вождей, переманивать их на свою сторону – кого лестью, кого подарками, кого политическими выгодами, обещаниями поддержки. Такими способами неоднократно организовывались заговоры против гуннского царя Аттилы. Император Маврикий в пособии по воинскому искусству, «Стратегиконе», откровенно поучал, как привлекать к себе и обрабатывать славянских «царьков», ссорить их между собой.

Однако выискивать и разбирать все предательства в отечественной истории было бы, наверное, просто нереально. Мы начнем с периода Киевской Руси. Периода вполне «исторического», достаточно полно освещенного и русскими летописями, и зарубежными хрониками. И первой яркой фигурой, которая попадает в поле нашего внимания, оказывается князь Святополк по прозвищу Окаянный. Впрочем, способности по части измены у него были наследственными. Такие качества проявил уже отец князя, Ярополк.

В 969 г. великий воин и государь Руси Святослав Игоревич отправлялся на Балканы. В Киеве он оставил княжить малолетнего сына Ярополка, в Древлянской земле – Олега, в Новгороде – побочного сына Владимира. Наследником никто из них не назначался. Великое княжение Святослав оставлял за собой, он лишь намеревался перенести столицу на Дунай. Но в войне с византийцами он понес тяжелые потери. Начались переговоры. С русской стороны их вел воевода Свенельд, с греческой – глава внешнеполитического ведомства епископ Феофил. Был заключен договор, согласно которому русские обязались уйти на родину. Но за это они сохраняли выход к морю, увозили несметные трофеи, греки выплачивали им субсидии, замаскированную дань. Также обязались способствовать, чтобы печенеги, византийские союзники, пропустили Святослава по Днепру.

Реальность стала иной. Тот же епископ Феофил ездил к печенегам и фактически оповестил их – русских осталось мало, они везут несметную добычу. Обрадованные печенеги не скрывали, что обязательно нападут. Сообщать об этом Святославу греки не стали. Ну а русский государь отправил Свенельда с конной дружиной степным путем. Сам плыл на лодках с пешими ратниками – везли раненных, больных, огромные богатства. Начали подниматься по Днепру и обнаружили: возле речных порогов поджидают орды степняков. У поредевших отрядов шансов пробиться не было. Вернулись к устью реки.

Зазимовали на Белобережье – Кинбурнской косе, в рыбачьих землянках. Голодали, бедствовали, умирали. Ждали подмоги из Киева, Свенельд должен был прислать ее.

Но воевода предал. В Киеве сидел князем Ярополк, ему было 10–11 лет. При мальчике-князе привыкли хозяйничать бояре, и Святополк легко нашел с ними общий язык. Кстати, можно вспомнить, что главный мастер византийских интриг, епископ Феофил, вел переговоры именно со Свенельдом. А потом поехал к печенегам… Случайное ли совпадение? Нет, не верится в такие случайности.

Ярополка воевода захватил под свое влияние. Каким образом, мы не знаем, но фактически мальчик согласился на переворот. Русские воины бедствовали на Белобережье, умирали от болезней, а помощи не было. По весне, измученные и ослабевшие, решили идти на прорыв. Все еще надеялись, что теперь-то киевляне ударят навстречу, расчистят путь. Нет, не было киевлян. Свенельд и Ярополк не прислали их. А печенеги схитрили. Сделали вид, будто отступили от порогов, а то как бы Святослав не ушел по морю к другим берегам. Но, когда русичи разгрузили ладьи и стали перетаскивать их волоком в обход порогов, налетело вражье воинство. В последней отчаянной рубке сложили головы и сам князь, и все его верные воины.

Читать еще:  Работа над полуавтоматом самодельным сварочным технология изготовления

Ярополк оказался узурпатором, да еще и отцеубийцей. От его имени правили Свенельд и киевская верхушка. Другие сыновья Святослава тоже были еще детьми. Олегу исполнилось лет 9-10, Владимиру и того меньше. Но приставленные к ним бояре киевского правительства не признали. Переворот не одобрило и большинство народа, в его памяти Святослав остался эпическим героем, победителем хазар и греков. В результате Русь раскололась. Западные и северные земли приняли сторону Олега. Ему подчинился и брат Владимир, то есть новгородцы, чью позицию символизировал Владимир.

Святополк окаянный от 1015 до 1019 года

Святополк окаянный от 1015 до 1019 года

То, что предчувствовал Владимир перед своей смертью, исполнилось: несчастья его детей и Русской земли начались прежде, чем его похоронили. Его племянник, Святополк, которого он называл старшим сыном, был во время его кончины в Киеве. Этот гордый, злой и хитрый князь не мог простить Владимиру убийство своего отца Ярополка, и несмотря на все благодеяния, которыми великий князь осыпал его и которыми старался загладить преступление своей молодости, Святополк всегда оставался непримиримым врагом дяди. Как только он узнал о его смерти, тотчас объявил народу, что он Киевский государь, и отправил четырех злодеев убить Бориса, любимого сына Владимира, которого отец незадолго перед кончиной послал с войском усмирять Печенегов.

Борис был молодой человек, прекрасный душой и телом, кроткий, благочестивый, умный и храбрый. Он уже усмирил Печенегов и стоял с войском в лагере при реке Альте, когда было получено известие о смерти Владимира и о новом Киевском государе, Святополке. Огорченный Борис плакал о нежно любимом отце, молился о его душе и не думал обижаться на то, что его двоюродный брат завладел престолом; напротив, он даже молился за него в ту самую минуту, когда убийцы уже были в лагере и подошли к его палатке.

Князь Святополк. Гравюра 1805 г.

Князь Святополк (980-1019) был усыновлен князем Владимиром, после смерти которого объявил себя великим князем. По его приказу были убиты его сводные братья князья Борис и Глеб. В 1019 г. разбитый своим братом Ярославом на реке Альте Святополк бежал и умер на чужбине. За свои злодейства он получил прозвище «Окаянный».

Семейство великого князя Святополка I:

Супруга: дочь Польского короля Болеслава I.

Они услышали нежный голос Бориса, читавшего молитвы, и задрожали от страха так, что должны были остановиться. Но голос скоро смолк: Борис закончил молитву и лег в постель. Тогда злодеи опять стали смелыми: они вбежали в палатку, убили доброго князя и его верного отрока Георгия. Святополк наградил четырех убийц, которые так удачно исполнили его поручение, и, может быть, их же отправил к другому сыну Владимира, князю Муромскому — Глебу. И этот князь, во всем похожий на своего брата Бориса и его искреннейший друг, также был убит подкупленным злодеем, которого звали Торчин. Его тело было положено вместе с телом Бориса, и оба брата признаны нашей Церковью святыми.

Но жестокому Святополку казалось мало погубить двух братьев: он приказал убить и третьего — Святослава, князя Древлянского. Такие злодейства не могли долго оставаться без наказания. Ярослав, князь Новгородский, отомстил убийце трех своих братьев. Он нанял Варягов, вместе с ними и Новгородцами пришел к Киеву и на берегах Альты, на том самом месте, где погиб святой Борис, победил своего жестокосердного брата.

Святополк убежал далеко из Отечества, в густые леса Богемии, но и там совершенные им преступления постоянно представлялись ему; мысль о них так мучила его совесть, что он, наконец, лишился рассудка и умер на чужой стороне без родных и друзей. Никто не плакал и даже не сожалел об этом несчастном князе, и все называли его Окаянным.

Князья Борис и Глеб. Икона середины XIV века.

Князья Борис (?1015) и Глеб (?-1015) были коварно и предательски убиты по приказу их сводного брата Святополка Окаянного. Православная церковь признала их первыми святыми мучениками.

На этой, одной из старейших икон святые изображены в полный рост, в княжеских одеяниях, с крестами — символами их мученичества — и мечами в руках. Борис, старший из двух братьев, имеет усы и небольшую бороду. Локоны по плечам Глеба говорят нам о его юном возрасте.

Князь Святополк Окаянный. Справка

Князь туровский (988-1015) и великий князь киевский (1015-1019) Святополк Владимирович, известный в древнерусской историографии как Святополк Окаянный, родился около 979 года. При крещении ему дано было имя Петр.

Святополк — сын Ярополка Святославича, его мать Юлия была гречанкой, монахиней. Как гласит летопись, ее в свое время привел как пленницу Святослав и выдал за Ярополка.

Летописец сообщает, что после убийства своего брата Ярополка князь Владимир Святославич взял в жены его вдову, которая была уже беременна от Ярополка. Вскоре она родила сына Святополка, которого Владимир воспитывал наравне со своими детьми. Поэтому в одних источниках Святополка называют сыном Ярополка, в других — сыном Владимира.

Около 988 года Владимир дал Святополку удел в Турове.

Около 1013 года Святополк женился на дочери польского князя Болеслава Храброго. Вместе с юной княгиней прибыл в Туров и ее духовник, епископ Рейнберн, который, очевидно, имел намерение отторгнуть Русскую церковь от Константинополя и переподчинить ее Риму.

Святополк, недовольный Владимиром и подстрекаемый женой и епископом, стал вести подготовку восстания против князя Владимира, заручившись поддержкой тестя. Но заговор был раскрыт, и Владимир заключил Святополка в темницу вместе с женой и Рейнберном.

Владимир умер в 1015 году во время подготовки к походу на Новгород против другого мятежного сына, Ярослава. Князь не успел сделать никаких распоряжений относительно наследника, а потому Святополк вышел на свободу и без каких либо затруднений занял престол.

В «Повести временных лет» Святополк обвиняется в организации убийства Бориса и Глеба, которые причислены к лику святых, как невинно убиенные. Первым делом Святополк решил расправиться с любимчиком Владимира, ростовским князем Борисом, в распоряжении которого находилась великокняжеская дружина. Святополк послал к Борису верных людей. Во время заутрени убийцы пробрались к шатру князя и искололи того копьями. Израненного, но еще живого Бориса привезли к Святополку, и уже там зарубили мечом. Затем Святополк послал гонцов к Глебу Муромскому, приглашая его навестить якобы тяжело больного отца, о смерти которого Глеб еще не знал. По дороге на Глеба напали подосланные Святополком убийцы, и один из людей Глеба, повар по имени Торчин, по приказанию злодеев зарезал своего господина. Третий брат, Святослав Древлянский, узнав о гибели Бориса и Глеба, бежал в Венгрию, но по дороге его нагнали люди Святополка и тоже убили.

Читать еще:  С чего начать полиграфический бизнес

После произошедших расправ над родственниками Святополк получил от современников прозвище «Окаянный».

Узнав об убийстве братьев, новгородский князь Ярослав при поддержке варягов и новгородцев в 1016 году пошел войной на Святополка. Началась борьба за власть между Святополком и Ярославом. Войска встретились на Днепре при Листвене. Ярослав пошел в атаку, воспользовавшись моментом, когда шел пир Святополка с дружиной. Войска Святополка Окаянного были разгромлены и брошены в реку. Ярослав захватил престол в Киеве.

Князь Святополк бежал в Польшу и призвал на помощь короля Болеслава I Храброго, своего тестя. В 1017 году при поддержке печенежских и польских войск они двинулись походом на Киев. Встреча дружин произошла на Буге, Ярослав потерпел поражение и бежал в Новгород.

Киевский престол снова стал принадлежать Святополку. Чтобы не содержать войска своего тестя Болеслава, которые были поставлены в русских городах, он изгнал поляков. Вместе с Болеславом Храбрым ушло и большинство киевских бояр.

Тем временем на собранные новгородцами деньги Ярослав нанял новое войско из варягов и пошел на Киев. Оставшийся без военной силы Святополк бежал к другим союзникам — печенегам. Там он набрал новое войско и двинулся на Русь. В 1019 году Ярослав встретил его на реке Альте, недалеко от того места, где был убит Борис. Печенежское войско было разбито, а сам Святополк был тяжело ранен. Он бежал в Польшу, затем в Чехию.

Летописцы писали: «…и расслабишася кости его не можааше седети, несяхут и на носилех». Всеми покинутый, он умер в 1019 году по дороге где то между Польшей и Чехией.

Пятая колонна Древней Руси. История в предательствах и интригах

Если обратить пристальный взгляд на историю Древней Руси, без труда можно заметить, что и в те времена существовали политические силы, заинтересованные в раздробленности и вечной вражде славянских племен и в слабости русской государственности. Встречались также деятели, которые ради собственной корысти предавали интересы родной земли, сплетая хитроумные заговоры и идя на любые преступления. Стоит вспомнить хотя бы Святополка Окаянного и убийц Андрея Боголюбского, тайных и явных противников Александра Невского и Дмитрия Донского, подрывную деятельность униатов и ересь жидовствующих. Всем этим и многим другим историческим персонажам и событиям посвящена новая книга Валерия Шамбарова, который счел возможным и оправданным применить к ним термин, возникший в XX веке.

Клубок первый — Святополк Окаянный 1

Клубок второй — Зигзаги Изяслава Ярославича 4

Клубок третий — Семейка Изяславичей 6

Клубок четвертый — Изяслав II и загнивание Киева 9

Клубок пятый — Русский исход и Мстислав Волынский 12

Клубок шестой — Первые цареубийцы 15

Клубок седьмой — Галицкие бояре и Рюрик II 18

Клубок восьмой — Как сдали Прибалтику 21

Клубок девятый — Твердило Иванкович против св. Александра Невского 23

Клубок десятый — Даниил Галицкий 26

Клубок одиннадцатый — Когда подлость стала нормой 29

Клубок двенадцатый — Как «западники» погубили Орду 32

Клубок тринадцатый — Спецоперация св. Дмитрия Донского 35

Клубок четырнадцатый — Как государь чуть не предал собственное государство 39

Клубок пятнадцатый — Косой и Шемяка 43

Клубок шестнадцатый — Уния и униаты 47

Клубок семнадцатый — Марфа Борецкая и иже с ней 51

Клубок восемнадцатый — Жидовствующие и прочая ересь 54

Валерий Шамбаров
«Пятая колонна» Древней Руси. История в предательствах и интригах

От автора

Термин «пятая колонна» родился в 1936 г., в период гражданской войны в Испании. Генерал Мола (по другой версии – генерал Варела) заявил, что наступление на Мадрид ведется четырьмя колоннами, но в самом Мадриде существует пятая, которая в решающий момент ударит в спину защитникам. Это выражение попало в газету «Нью-Йорк Таймс», обрело широкую известность. Словосочетание «пятая колонна» оказалось запоминающимся и эффектным, превратилось в устойчивый фразеологизм. В годы Второй мировой войны «пятой колонной» стали называть сторонников нацистов, действующих в различных странах.

Впоследствии термин приобрел обобщенное значение – некие внутренние силы, сочувствующие и помогающие внешним врагам. Но обычно данное понятие относят к новейшим временам. Хотя такое ограничение оказывается чисто условным. Если рассмотреть историю нашей страны, то и в самом далеком прошлом можно найти фигуры, которые жертвовали интересами своей страны и народа. Ради личных амбиций и выгод подыгрывали чужеземцам и иноверцам. То есть вполне соответствовали понятию «пятой колонны».

Клубок первый
Святополк Окаянный

Предательство существовало среди людей с древнейших времен. Примеры мы можем найти и в Ветхом Завете, и в мифологии разных народов, и в исторических источниках. Люди изменяли своим царям, начальникам, покровителям, родственникам. Бывало и так, что изменяли всему своему народу. Иногда из корыстных соображений – пускай покоряют твоих соплеменников, но лично ты погреешь на этом руки или окажешься в привилегированном положении. Хотя случалось, что изменяли и без всякой корысти. Заражались чужой культурой, обычаями. Считали их более престижными, чем родные, и ради этого перекидывались к иностранцам.

В VI в. до н. э. в Скифии даже один из царей, Скил, увлекся иноземными нравами и модами. Он повадился ездить в греческую колонию Борисфениду. Подолгу оставался жить там, построил себе в городе дворец. Эллинская культура совершенно пленила его, он одевался в греческую одежду, завел жену-гречанку. Открыто заявлял, что образ жизни эллинов для него милее и привлекательнее, чем традиции его народа. Скил изменил и верованиям скифов, приносил жертвы в храмах Борисфениды, участвовал в чужих религиозных обрядах. Но однажды скифы узнали, что их царь в торжествах Диониса прыгает и беснуется в процессиях вакхантов. Вся страна восстала, Скила свергли и убили.

Впоследствии римская и византийская дипломатия очень хорошо научилась выискивать подходящие кандидатуры среди сарматских, германских, славянских вождей, переманивать их на свою сторону – кого лестью, кого подарками, кого политическими выгодами, обещаниями поддержки. Такими способами неоднократно организовывались заговоры против гуннского царя Аттилы. Император Маврикий в пособии по воинскому искусству, «Стратегиконе», откровенно поучал, как привлекать к себе и обрабатывать славянских «царьков», ссорить их между собой.

Однако выискивать и разбирать все предательства в отечественной истории было бы, наверное, просто нереально. Мы начнем с периода Киевской Руси. Периода вполне «исторического», достаточно полно освещенного и русскими летописями, и зарубежными хрониками. И первой яркой фигурой, которая попадает в поле нашего внимания, оказывается князь Святополк по прозвищу Окаянный. Впрочем, способности по части измены у него были наследственными. Такие качества проявил уже отец князя, Ярополк.

В 969 г. великий воин и государь Руси Святослав Игоревич отправлялся на Балканы. В Киеве он оставил княжить малолетнего сына Ярополка, в Древлянской земле – Олега, в Новгороде – побочного сына Владимира. Наследником никто из них не назначался. Великое княжение Святослав оставлял за собой, он лишь намеревался перенести столицу на Дунай. Но в войне с византийцами он понес тяжелые потери. Начались переговоры. С русской стороны их вел воевода Свенельд, с греческой – глава внешнеполитического ведомства епископ Феофил. Был заключен договор, согласно которому русские обязались уйти на родину. Но за это они сохраняли выход к морю, увозили несметные трофеи, греки выплачивали им субсидии, замаскированную дань. Также обязались способствовать, чтобы печенеги, византийские союзники, пропустили Святослава по Днепру.

Читать еще:  Кроем крышу поликарбонатом своими руками

Реальность стала иной. Тот же епископ Феофил ездил к печенегам и фактически оповестил их – русских осталось мало, они везут несметную добычу. Обрадованные печенеги не скрывали, что обязательно нападут. Сообщать об этом Святославу греки не стали. Ну а русский государь отправил Свенельда с конной дружиной степным путем. Сам плыл на лодках с пешими ратниками – везли раненных, больных, огромные богатства. Начали подниматься по Днепру и обнаружили: возле речных порогов поджидают орды степняков. У поредевших отрядов шансов пробиться не было. Вернулись к устью реки.

Зазимовали на Белобережье – Кинбурнской косе, в рыбачьих землянках. Голодали, бедствовали, умирали. Ждали подмоги из Киева, Свенельд должен был прислать ее.

Но воевода предал. В Киеве сидел князем Ярополк, ему было 10–11 лет. При мальчике-князе привыкли хозяйничать бояре, и Святополк легко нашел с ними общий язык. Кстати, можно вспомнить, что главный мастер византийских интриг, епископ Феофил, вел переговоры именно со Свенельдом. А потом поехал к печенегам… Случайное ли совпадение? Нет, не верится в такие случайности.

Ярополка воевода захватил под свое влияние. Каким образом, мы не знаем, но фактически мальчик согласился на переворот. Русские воины бедствовали на Белобережье, умирали от болезней, а помощи не было. По весне, измученные и ослабевшие, решили идти на прорыв. Все еще надеялись, что теперь-то киевляне ударят навстречу, расчистят путь. Нет, не было киевлян. Свенельд и Ярополк не прислали их. А печенеги схитрили. Сделали вид, будто отступили от порогов, а то как бы Святослав не ушел по морю к другим берегам. Но, когда русичи разгрузили ладьи и стали перетаскивать их волоком в обход порогов, налетело вражье воинство. В последней отчаянной рубке сложили головы и сам князь, и все его верные воины.

Ярополк оказался узурпатором, да еще и отцеубийцей. От его имени правили Свенельд и киевская верхушка. Другие сыновья Святослава тоже были еще детьми. Олегу исполнилось лет 9-10, Владимиру и того меньше. Но приставленные к ним бояре киевского правительства не признали. Переворот не одобрило и большинство народа, в его памяти Святослав остался эпическим героем, победителем хазар и греков. В результате Русь раскололась. Западные и северные земли приняли сторону Олега. Ему подчинился и брат Владимир, то есть новгородцы, чью позицию символизировал Владимир.

Князь Святополк Окаянный. Справка

Князь туровский (988-1015) и великий князь киевский (1015-1019) Святополк Владимирович, известный в древнерусской историографии как Святополк Окаянный, родился около 979 года. При крещении ему дано было имя Петр.

Святополк — сын Ярополка Святославича, его мать Юлия была гречанкой, монахиней. Как гласит летопись, ее в свое время привел как пленницу Святослав и выдал за Ярополка.

Летописец сообщает, что после убийства своего брата Ярополка князь Владимир Святославич взял в жены его вдову, которая была уже беременна от Ярополка. Вскоре она родила сына Святополка, которого Владимир воспитывал наравне со своими детьми. Поэтому в одних источниках Святополка называют сыном Ярополка, в других — сыном Владимира.

Около 988 года Владимир дал Святополку удел в Турове.

Около 1013 года Святополк женился на дочери польского князя Болеслава Храброго. Вместе с юной княгиней прибыл в Туров и ее духовник, епископ Рейнберн, который, очевидно, имел намерение отторгнуть Русскую церковь от Константинополя и переподчинить ее Риму.

Святополк, недовольный Владимиром и подстрекаемый женой и епископом, стал вести подготовку восстания против князя Владимира, заручившись поддержкой тестя. Но заговор был раскрыт, и Владимир заключил Святополка в темницу вместе с женой и Рейнберном.

Владимир умер в 1015 году во время подготовки к походу на Новгород против другого мятежного сына, Ярослава. Князь не успел сделать никаких распоряжений относительно наследника, а потому Святополк вышел на свободу и без каких либо затруднений занял престол.

В «Повести временных лет» Святополк обвиняется в организации убийства Бориса и Глеба, которые причислены к лику святых, как невинно убиенные. Первым делом Святополк решил расправиться с любимчиком Владимира, ростовским князем Борисом, в распоряжении которого находилась великокняжеская дружина. Святополк послал к Борису верных людей. Во время заутрени убийцы пробрались к шатру князя и искололи того копьями. Израненного, но еще живого Бориса привезли к Святополку, и уже там зарубили мечом. Затем Святополк послал гонцов к Глебу Муромскому, приглашая его навестить якобы тяжело больного отца, о смерти которого Глеб еще не знал. По дороге на Глеба напали подосланные Святополком убийцы, и один из людей Глеба, повар по имени Торчин, по приказанию злодеев зарезал своего господина. Третий брат, Святослав Древлянский, узнав о гибели Бориса и Глеба, бежал в Венгрию, но по дороге его нагнали люди Святополка и тоже убили.

После произошедших расправ над родственниками Святополк получил от современников прозвище «Окаянный».

Узнав об убийстве братьев, новгородский князь Ярослав при поддержке варягов и новгородцев в 1016 году пошел войной на Святополка. Началась борьба за власть между Святополком и Ярославом. Войска встретились на Днепре при Листвене. Ярослав пошел в атаку, воспользовавшись моментом, когда шел пир Святополка с дружиной. Войска Святополка Окаянного были разгромлены и брошены в реку. Ярослав захватил престол в Киеве.

Князь Святополк бежал в Польшу и призвал на помощь короля Болеслава I Храброго, своего тестя. В 1017 году при поддержке печенежских и польских войск они двинулись походом на Киев. Встреча дружин произошла на Буге, Ярослав потерпел поражение и бежал в Новгород.

Киевский престол снова стал принадлежать Святополку. Чтобы не содержать войска своего тестя Болеслава, которые были поставлены в русских городах, он изгнал поляков. Вместе с Болеславом Храбрым ушло и большинство киевских бояр.

Тем временем на собранные новгородцами деньги Ярослав нанял новое войско из варягов и пошел на Киев. Оставшийся без военной силы Святополк бежал к другим союзникам — печенегам. Там он набрал новое войско и двинулся на Русь. В 1019 году Ярослав встретил его на реке Альте, недалеко от того места, где был убит Борис. Печенежское войско было разбито, а сам Святополк был тяжело ранен. Он бежал в Польшу, затем в Чехию.

Летописцы писали: «…и расслабишася кости его не можааше седети, несяхут и на носилех». Всеми покинутый, он умер в 1019 году по дороге где то между Польшей и Чехией.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector