5 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Пересказ мертвые души 2

Мёртвые души

Том первый

Предлагаемая история, как станет ясно из дальнейшего, произошла несколько вскоре после «достославного изгнания французов». В губернский город NN приезжает коллежский советник Павел Иванович Чичиков (он не стар и не слишком молод, не толст и не тонок, внешности скорее приятной и несколько округлой) и поселяется в гостинице. Он делает множество вопросов трактирному слуге — как относительно владельца и доходов трактира, так и обличающие в нем основательность: о городских чиновниках, наиболее значительных помещиках, расспрашивает о состоянии края и не было ль «каких болезней в их губернии, повальных горячек» и прочих подобных напастей.

Отправившись с визитами, приезжий обнаруживает необыкновенную деятельность (посетив всех, от губернатора до инспектора врачебной управы) и обходительность, ибо умеет сказать приятное каждому. О себе он говорит как-то туманно (что «испытал много на веку своём, претерпел на службе за правду, имел много неприятелей, покушавшихся даже на жизнь его», а теперь ищет места для жительства). На домашней вечеринке у губернатора ему удаётся снискать всеобщее расположение и между прочим свести знакомство с помещиками Маниловым и Собакевичем. В последующие дни он обедает у полицмейстера (где знакомится с помещиком Ноздревым), посещает председателя палаты и вице-губернатора, откупщика и прокурора, — и отправляется в поместье Манилова (чему, однако, предшествует изрядное авторское отступление, где, оправдываясь любовью к обстоятельности, автор детально аттестует Петрушку, слугу приезжего: его страсть к «процессу самого чтения» и способность носить с собой особенный запах, «отзывавшийся несколько жилым покоем»).

Проехав, против обещанного, не пятнадцать, а все тридцать вёрст, Чичиков попадает в Маниловку, в объятия ласкового хозяина. Дом Манилова, стоящий на юру в окружении нескольких разбросанных по-английски клумб и беседки с надписью «Храм уединённого размышления», мог бы характеризовать хозяина, который был «ни то ни се», не отягчён никакими страстями, лишь излишне приторен. После признаний Манилова, что визит Чичикова «майский день, именины сердца», и обеда в обществе хозяйки и двух сыновей, Фемистоклюса и Алкида, Чичиков обнаруживает причину своего приезда: он желал бы приобрести крестьян, которые умерли, но ещё не заявлены таковыми в ревизской справке, оформив все законным образом, как бы и на живых («закон — я немею перед законом»). Первый испуг и недоумение сменяются совершенным расположением любезного хозяина, и, свершив сделку, Чичиков отбывает к Собакевичу, а Манилов предаётся мечтам о жизни Чичикова по соседству чрез реку, о возведении посему моста, о доме с таким бельведером, что оттуда видна Москва, и о дружбе их, прознав о которой государь пожаловал бы их генералами. Кучер Чичикова Селифан, немало обласканный дворовыми людьми Манилова, в беседах с конями своими пропускает нужный поворот и, при шуме начавшегося ливня, опрокидывает барина в грязь. В темноте они находят ночлег у Настасьи Петровны Коробочки, несколько боязливой помещицы, у коей поутру Чичиков также принимается торговать мёртвых душ. Объяснив, что сам теперь станет платить за них подать, прокляв бестолковость старухи, обещавшись купить и пеньки и свиного сала, но в другой уж раз, Чичиков покупает у ней души за пятнадцать рублей, получает подробный их список (в коем особенно поражён Петром Савельевым Неуважай-Корыто) и, откушавши пресного пирога с яйцом, блинков, пирожков и прочего, отбывает, оставя хозяйку в большом беспокойстве относительно того, не слишком ли она продешевила.

Выехав на столбовую дорогу к трактиру, Чичиков останавливается закусить, кое предприятие автор снабжает пространным рассуждением о свойствах аппетита господ средней руки. Здесь встречает его Ноздрев, возвращающийся с ярмарки в бричке зятя своего Мижуева, ибо своих коней и даже цепочку с часами — все проиграл. Живописуя прелести ярмарки, питейные качества драгунских офицеров, некоего Кувшинникова, большого любителя «попользоваться насчёт клубнички» и, наконец, предъявляя щенка, «настоящего мордаша», Ноздрев увозит Чичикова (думающего разживиться и здесь) к себе, забрав и упирающегося зятя. Описав Ноздрева, «в некотором отношении исторического человека» (ибо всюду, где он, не обходилось без истории), его владения, непритязательность обеда с обилием, впрочем, напитков сомнительного качества, автор отправляет осовевшего зятя к жене (Ноздрев напутствует его бранью и словом «фетюк»), а Чичикова принуждает обратиться к своему предмету; но ни выпросить, ни купить душ ему не удаётся: Ноздрев предлагает выменять их, взять в придачу к жеребцу или сделать ставкою в карточной игре, наконец бранится, ссорится, и они расстаются на ночь. С утра возобновляются уговоры, и, согласившись играть в шашки, Чичиков замечает, что Ноздрев бессовестно плутует. Чичикову, коего хозяин с дворнею покушается уже побить, удаётся бежать ввиду появления капитана-исправника, объявляющего, что Ноздрев находится под судом. На дороге коляска Чичикова сталкивается с неким экипажем, и, покуда набежавшие зеваки разводят спутавшихся коней, Чичиков любуется шестнадцатилетнею барышней, предаётся рассуждениям на её счёт и мечтам о семейной жизни. Посещение Собакевича в его крепком, как он сам, поместье сопровождается основательным обедом, обсуждением городских чиновников, кои, по убеждению хозяина, все мошенники (один прокурор порядочный человек, «да и тот, если сказать правду, свинья»), и венчается интересующей гостя сделкой. Ничуть не испугавшись странностью предмета, Собакевич торгуется, характеризует выгодные качества каждого крепостного, снабжает Чичикова подробным списком и вынуждает его дать задаточек.

Путь Чичикова к соседнему помещику Плюшкину, упомянутому Собакевичем, прерывается беседою с мужиком, давшим Плюшкину меткое, но не слишком печатное прозвание, и лиричным размышлением автора о прежней своей любви к незнакомым местам и явившемуся ныне равнодушию. Плюшкина, эту «прореху на человечестве», Чичиков поначалу принимает за ключницу или нищего, место коему на паперти. Важнейшей чертой его является удивительная скаредность, и даже старую подошву сапога несёт он в кучу, наваленную в господских покоях. Показав выгодность своего предложения (а именно, что подати за умерших и беглых крестьян он возьмёт на себя), Чичиков полностью успевает в своём предприятии и, отказавшись от чая с сухарём, снабжённый письмом к председателю палаты, отбывает в самом весёлом расположении духа.

Покуда Чичиков спит в гостинице, автор с печалью размышляет о низости живописуемых им предметов. Меж тем довольный Чичиков, проснувшись, сочиняет купчие крепости, изучает списки приобретённых крестьян, размышляет над предполагаемыми судьбами их и наконец отправляется в гражданскую палату, дабы уж скорее заключить дело. Встреченный у ворот гостиницы Манилов сопровождает его. Затем следует описание присутственного места, первых мытарств Чичикова и взятки некоему кувшинному рылу, покуда не вступает он в апартаменты председателя, где обретает уж кстати и Собакевича. Председатель соглашается быть поверенным Плюшкина, а заодно ускоряет и прочие сделки. Обсуждается приобретение Чичикова, с землёю или на вывод купил он крестьян и в какие места. Выяснив, что на вывод и в Херсонскую губернию, обсудив свойства проданных мужиков (тут председатель вспомнил, что каретник Михеев как будто умер, но Собакевич заверил, что тот преживехонький и «стал здоровее прежнего»), завершают шампанским, отправляются к полицмейстеру, «отцу и благотворителю в городе» (привычки коего тут же излагаются), где пьют за здоровье нового херсонского помещика, приходят в совершенное возбуждение, принуждают Чичикова остаться и покушаются женить его.

Покупки Чичикова делают в городе фурор, проносится слух, что он миллионщик. Дамы без ума от него. Несколько раз подбираясь описать дам, автор робеет и отступает. Накануне бала у губернатора Чичиков получает даже любовное послание, впрочем неподписанное. Употребив по обыкновению немало времени на туалет и оставшись доволен результатом, Чичиков отправляется на бал, где переходит из одних объятий в другие. Дамы, среди которых он пытается отыскать отправительницу письма, даже ссорятся, оспаривая его внимание. Но когда к нему подходит губернаторша, он забывает все, ибо её сопровождает дочь («Институтка, только что выпущена»), шестнадцатилетняя блондинка, с чьим экипажем он столкнулся на дороге. Он теряет расположение дам, ибо затевает разговор с увлекательной блондинкой, скандально пренебрегая остальными. В довершение неприятностей является Ноздрев и громогласно вопрошает, много ли Чичиков наторговал мёртвых. И хотя Ноздрев очевидно пьян и смущённое общество понемногу отвлекается, Чичикову не задаётся ни вист, ни последующий ужин, и он уезжает расстроенный.

Об эту пору в город въезжает тарантас с помещицей Коробочкой, возрастающее беспокойство которой вынудило её приехать, дабы все же узнать, в какой цене мёртвые души. Наутро эта новость становится достоянием некой приятной дамы, и она спешит рассказать её другой, приятной во всех отношениях, история обрастает удивительными подробностями (Чичиков, вооружённый до зубов, в глухую полночь врывается к Коробочке, требует душ, которые умерли, наводит ужасного страху — «вся деревня сбежалась, ребенки плачут, все кричат»). Ее приятельница заключает из того, что мёртвые души только прикрытие, а Чичиков хочет увезти губернаторскую дочку. Обсудив подробности этого предприятия, несомненное участие в нем Ноздрева и качества губернаторской дочки, обе дамы посвящают во все прокурора и отправляются бунтовать город.

В короткое время город бурлит, к тому добавляется новость о назначении нового генерал-губернатора, а также сведения о полученных бумагах: о делателе фальшивых ассигнаций, объявившемся в губернии, и об убежавшем от законного преследования разбойнике. Пытаясь понять, кто же таков Чичиков, вспоминают, что аттестовался он очень туманно и даже говорил о покушавшихся на жизнь его. Заявление почтмейстера, что Чичиков, по его мнению, капитан Копейкин, ополчившийся на несправедливости мира и ставший разбойником, отвергается, поскольку из презанимательного почтмейстерова рассказа следует, что капитану недостаёт руки и ноги, а Чичиков целый. Возникает предположение, не переодетый ли Чичиков Наполеон, и многие начинают находить известное сходство, особенно в профиль. Расспросы Коробочки, Манилова и Собакевича не дают результатов, а Ноздрев лишь умножает смятение, объявив, что Чичиков точно шпион, делатель фальшивых ассигнаций и имел несомненное намерение увезти губернаторскую дочку, в чем Ноздрев взялся ему помочь (каждая из версий сопровождалась детальными подробностями вплоть до имени попа, взявшегося за венчание). Все эти толки чрезвычайно действуют на прокурора, с ним случается удар, и он умирает.

Вновь посетовав на свойства натуры героя своего и отчасти оправдав его, приискав ему имя «хозяина, приобретателя», автор отвлекается на понукаемый бег лошадей, на сходство летящей тройки с несущейся Русью и звоном колокольчика завершает первый том.

Том второй

Открывается описанием природы, составляющей поместье Андрея Ивановича Тентетникова, коего автор именует «коптитель неба». За рассказом о бестолковости его времяпровождения следует история жизни, окрылённой надеждами в самом начале, омрачённой мелочностью службы и неприятностями впоследствии; он выходит в отставку, намереваясь усовершенствовать имение, читает книги, заботится о мужике, но без опыта, иногда просто человеческого, это не даёт ожидаемых результатов, мужик бездельничает, Тентетников опускает руки. Он обрывает знакомства с соседями, оскорбившись обращением генерала Бетрищева, перестаёт к нему ездить, хоть и не может забыть его дочери Улиньки. Словом, не имея того, кто бы сказал ему бодрящее «вперёд!», он совершенно закисает.

К нему-то и приезжает Чичиков, извинившись поломкой в экипаже, любознательностью и желанием засвидетельствовать почтение. Снискав расположение хозяина удивительной способностью своей приспособиться к любому, Чичиков, пожив у него немного, отправляется к генералу, которому плетёт историю о вздорном дядюшке и, по обыкновению своему, выпрашивает мёртвых. На хохочущем генерале поэма даёт сбой, и мы обнаруживаем Чичикова направляющимся к полковнику Кошкареву. Против ожидания он попадает к Петру Петровичу Петуху, которого застаёт поначалу совершенно нагишом, увлечённого охотою на осетра. У Петуха, не имея чем разжиться, ибо имение заложено, он только страшно объедается, знакомится со скучающим помещиком Платоновым и, подбив его на совместное путешествие по Руси, отправляется к Константину Федоровичу Костанжогло, женатому на платоновской сестре. Тот рассказывает о способах хозяйствования, которыми он в десятки раз увеличил доход с имения, и Чичиков страшно воодушевляется.

Весьма стремительно он навещает полковника Кошкарева, поделившего свою деревеньку на комитеты, экспедиции и департаменты и устроившего совершенное бумагопроизводство в заложенном, как выясняется, имении. Вернувшись, он слушает проклятья желчного Костанжогло фабрикам и мануфактурам, развращающим мужика, вздорному желанию мужика просвещать и соседу Хлобуеву, запустившему изрядное поместье и теперь спускающему его за бесценок. Испытав умиление и даже тягу к честному труду, выслушав рассказ об откупщике Муразове, безукоризненным путём нажившем сорок миллионов, Чичиков назавтра, в сопровождении Костанжогло и Платонова, едет к Хлобуеву, наблюдает беспорядки и беспутство его хозяйства в соседстве с гувернанткою для детей, по моде одетой женой и другими следами нелепого роскошества. Заняв денег у Костанжогло и Платонова, он даёт задаток за имение, предполагая его купить, и едет в платоновское поместье, где знакомится с братом Василием, дельно управляющим хозяйством. Затем он вдруг является у соседа их Леницына, явно плута, снискивает его симпатию умением своим искусно пощекотать ребёнка и получает мёртвых душ.

После множества изъятий в рукописи Чичиков обнаруживается уже в городе на ярмарке, где покупает ткань столь милого ему брусничного цвета с искрой. Он сталкивается с Хлобуевым, которому, как видно, подгадил, то ли лишив, то ли почти лишив его наследства путём какого-то подлога. Упустивший его Хлобуев уводится Муразовым, который убеждает Хлобуева в необходимости работать и определяет ему сбирать средства на церковь. Меж тем обнаруживаются доносы на Чичикова и по поводу подлога, и по поводу мёртвых душ. Портной приносит новый фрак. Вдруг является жандарм, влекущий нарядного Чичикова к генерал-губернатору, «гневному, как сам гнев». Здесь становятся явны все его злодеяния, и он, лобызающий генеральский сапог, ввергается в узилище. В тёмном чулане, рвущего волосы и фалды фрака, оплакивающего утрату шкатулки с бумагами, находит Чичикова Муразов, простыми добродетельными словами пробуждает в нем желание жить честно и отправляется смягчить генерал-губернатора. В то время чиновники, желающие напакостить мудрому своему начальству и получить мзду от Чичикова, доставляют ему шкатулку, похищают важную свидетельницу и пишут множество доносов с целью вовсе запутать дело. В самой губернии открываются беспорядки, сильно заботящие генерал-губернатора. Однако Муразов умеет нащупать чувствительные струны его души и подать ему верные советы, коими генерал-губернатор, отпустив Чичикова, собирается уж воспользоваться, как «рукопись обрывается».

О чём был второй том «Мёртвых душ» и почему Гоголь его сжёг?

24 февраля 1852 года Николай Гоголь сжёг почти законченный второй том «Мёртвых душ», над которым трудился более 10 лет. Сама повесть изначально была задумана Гоголем как трилогия. В первом томе авантюрист Чичиков, путешествуя по России, сталкивался исключительно с человеческими пороками, во второй же части судьба сводила главного героя с некоторыми положительными персонажами. В так и не написанном третьем томе Чичикову предстояло пройти через ссылку в Сибири и встать наконец на путь нравственного очищения.

АиФ.ru рассказывает, почему Гоголь сжёг второй том «Мёртвых душ» и какие приключения в продолжении повести должны были произойти с Чичиковым.

Почему Гоголь сжёг второй том «Мёртвых душ»?

Вероятнее всего, Гоголь сжёг второй том «Мёртвых душ» случайно. В последние годы жизни писатель ощущал постоянную слабость в теле, но вместо того, чтобы лечиться, продолжал изматывать свой организм строгим соблюдением религиозных постов и изнурительным трудом. В одном из писем к поэту Николаю Языкову Гоголь писал: «Здоровье моё стало плоховато. Нервическое тревожное беспокойство и разные признаки совершенного расклеения во всём теле пугают меня самого». Возможно, что это «расклеение» и подтолкнуло писателя в ночь на 24 февраля бросить рукописи в камин и затем собственноручно их поджечь. Свидетелем этой сцены стал слуга Семён, который уговаривал барина пощадить бумаги. Но тот лишь грубо ответил: «Не твоё дело! Молись!».

Утром следующего дня Гоголь, поражённый своим поступком, сокрушался своему другу графу Александру Толстому: «Вот, что я сделал! Хотел было сжечь некоторые вещи, давно на то приготовленные, а сжёг всё. Как лукавый силён — вот он к чему меня подвинул! А я было там много дельного уяснил и изложил. Думал разослать друзьям на память по тетрадке: пусть бы делали, что хотели. Теперь всё пропало».

Читать еще:  Мастеркласс Валик для дивана из поролона

Гоголь утверждал, что хотел сжечь лишь черновики и ненужные бумаги, а второй том «Мёртвых душ» в камин был отправлен по его недосмотру. Через девять дней после этой роковой ошибки писатель скончался.

О чём второй том «Мёртвых душ»?

Письма Гоголя и оставшиеся черновики позволяют восстановить примерное содержание некоторых частей сожжённой рукописи. Начинается второй том «Мёртвых душ» с описания поместья Андрея Ивановича Тентетникова, которого автор называет «коптителем неба». Человек образованный и справедливый из-за лени и отсутствия силы воли влачит бессмысленное существование в деревне. Невеста Тентетникова Улинька приходится дочерью соседскому генералу Бетрищева. Именно она становится «лучом света в тёмном царстве» повести: «Если бы в тёмной комнате вдруг вспыхнула прозрачная картина, освещённая сзади лампою, она бы не поразила так, как эта сиявшая жизнью фигурка, которая точно предстала затем, чтобы осветить комнату. Трудно было сказать, какой земли она была уроженка. Такого чистого, благородного очертанья лица нельзя было отыскать нигде, кроме разве только на одних древних камейках*», — так описывает её Гоголь. Тентетникова, по замыслу Гоголя, должны были осудить за участие в антиправительственной организации, а его возлюбленная последовала бы за ним на каторгу. Затем, в третьем томе трилогии, эти герои должны были пройти через ссылку в Сибири вместе с Чичиковым.

Далее по сюжету второго тома Чичиков знакомится со скучающим помещиком Платоновым и, подбив его на совместное путешествие по России, отправляется к барину Костанжогло, женатому на платоновской сестре. Тот рассказывает о способах хозяйствования, которыми он в десятки раз увеличил доход с имения, чем Чичиков страшно воодушевляется. Вскоре после этого Чичиков, заняв денег у Платонова и Костанжогло, пытается выкупить имение у разорившегося помещика Хлобуева.

На «пограничной линии» между добром и злом во втором томе повести неожиданно возникает финансист Афанасий Муразов. Заработанные им не самым честным путём 40 миллионов рублей он хочет потратить на «спасение России», но его идеи больше напоминают сектантские.

В сохранившихся черновиках конца рукописи Чичиков обнаруживается в городе на ярмарке, где покупает ткань столь милого ему брусничного цвета с искрой. Он сталкивается с Хлобуевым, которому, как видно, «подгадил», то ли лишив, то ли почти лишив имения путём подлога. От продолжения неприятного разговора Чичикова спасает Муразов, который убеждает разорившегося помещика в необходимости работать и определяет его собирать средства на церковь. Меж тем обнаруживаются доносы на Чичикова и по поводу подлога, и по поводу мёртвых душ. Однако помощь продажного чиновника Самосвистова и заступничество Муразова позволяют герою избежать тюрьмы.

*Камея — ювелирное изделие или украшение, выполненное в технике барельефа на драгоценных или полудрагоценных камнях.

Пересказ мертвые души 2

В губернский город N приехал дворянин Павел Иванович Чичиков, человек не слишком старый, но и уже не совсем молодой, не красавец, но и не дурной наружности, ни слишком толстый, но и не худой. Обосновавшись в городской гостинице, он подробно расспросил слугу о местных видных лицах, особенно интересуясь, сколько кто имеет душ крестьян. В следующие дни Чичиков совершил визиты ко всем главным городским чиновникам. Он посетил и вечеринку у губернатора, где познакомился с помещиками Маниловым и Собакевичем. Человек весьма ловкий в обхождении, Чичиков произвёл на всех «преприятное» впечатление. (См. Описание Чичикова.)

Чичиков

Гоголь «Мертвые души», глава 2 – кратко

Через несколько дней Чичиков перенёс свои визиты за город и первым делом наведался в поместье Манилова. Слащавый Манилов претендовал на просвещённую гуманность, на европейскую образованность и любил строить фантастические проекты, вроде сооружения через свой пруд огромного моста, откуда во время чаепития можно было бы видеть Москву. Но, погрязнув в мечтах, он никогда не претворял их в жизнь, отличаясь полной непрактичностью и бесхозяйственностью. (См. Описание Манилова, его усадьбы и обеда у него.)

Принимая Чичикова, Манилов демонстрировал утончённую любезность. Но в беседе наедине Чичиков сделал ему неожиданное и странное предложение: купить у него за небольшую сумму недавно умерших крестьян (которые до следующей финансовой ревизии числились на бумаге живыми). Манилов крайне удивился этому, но из учтивости не смог отказать гостю.

Подробнее – см. в отдельной статье Гоголь «Мертвые души», глава 2 – краткое содержание. На нашем сайте можно прочесть и полный текст этой главы.

Манилов

Гоголь «Мертвые души», глава 3 – кратко

От Манилова Чичиков думал ехать к Собакевичу, но пьяный кучер Селифан завёз его совсем в другую сторону. Попав в грозу, путники едва добрались до какой-то деревни – и нашли ночлег у тамошней помещицы Коробочки.

Вдова Коробочка была простоватой и скопидомной старушкой. (См. Описание Коробочки, её усадьбы и обеда у неё.) На следующее утро, за чаем Чичиков сделал ей то же предложение, что раньше Манилову. Коробочка поначалу выпучила глаза, но потом успокоилась, больше всего заботясь о том, как бы не продешевить при продаже мертвецов. Она стала даже отказывать Чичикову, собираясь прежде «примениться к ценам у других купцов». Но её изворотливый гость выдал себя за казённого подрядчика и обещал вскоре закупить у Коробочки оптом муку, крупы, сало и перья. В предвкушении такой выгодной сделки Коробочка согласилась продать мертвые души.

Подробнее – см. в отдельной статье Гоголь «Мертвые души», глава 3 – краткое содержание. На нашем сайте можно прочесть и полный текст этой главы.

Гоголь «Мертвые души», глава 4 – кратко

Покинув Коробочку, Чичиков заехал пообедать в придорожный трактир и встретил там помещика Ноздрёва, с которым ранее познакомился на вечеринке у губернатора. Неисправимый кутила, гуляка, лгун и шулер Ноздрёв (см. его описание) возвращался с ярмарки, дочиста проигравшись там в карты. Он пригласил Чичикова в своё поместье. Тот согласился ехать туда, рассчитывая: разбитной Ноздрёв отдаст ему мертвые души даром.

В своём имении Ноздрёв долго водил Чичикова по конюшне и псарне, уверяя, что его лошади и собаки стоят многие тысячи рублей. Когда гость приступил к разговору о мертвых душах, Ноздрёв предложил сыграть на них в карты и тут же вынул колоду. Основательно заподозрив, что она краплёная, Чичиков отказался.

На следующее утро Ноздрёв предложил разыграть мертвых крестьян не в карты, а в шашки, где шулерство невозможно. Чичиков согласился, но во время игры Ноздрёв стал за один ход двигать сразу по несколько шашек обшлагами халата. Чичиков запротестовал. Ноздрёв в ответ позвал двух здоровенных крепостных и приказал им бить гостя. Чичикову едва удалось ускользнуть невредимым благодаря приезду капитан-исправника: тот привёз Ноздрёву вызов на суд за обиду, нанесённую в пьяном виде розгами помещику Максимову.

Подробнее – см. в отдельной статье Гоголь «Мертвые души», глава 4 – краткое содержание. На нашем сайте можно прочесть и полный текст этой главы.

Похождения Чичикова (Ноздрев). Отрывок мультфильма по сюжету «Мертвых душ» Гоголя

Гоголь «Мертвые души», глава 5 – кратко

Ускакав во весь дух от Ноздрёва, Чичиков наконец добрался до поместья Собакевича – человека, который по характеру составлял противоположность Манилову. Собакевич глубоко презирал витания в облаках и руководствовался во всём лишь материальной пользой. (См. Портрет Собакевича, Описание усадьбы и интерьера дома Собакевича.)

Объясняя людские поступки одним стремлением к корыстной выгоде, отвергая всякий идеализм, Собакевич аттестовал городских чиновников как мошенников, разбойников и христопродавцев. Фигурой и осанкой он напоминал средней величины медведя. За столом Собакевич пренебрегал малопитательными заморскими деликатесами, обедал простыми блюдами, но поглощал их огромными кусками. (См. Обед у Собакевича.)

В отличие от прочих, практичный Собакевич ничуть не удивился просьбе Чичикова продать мертвые души. Однако он заломил за них непомерную цену – по 100 рублей, объяснив её тем, что его крестьяне, хотя и покойники, но «отборный товар», ибо раньше были отменными мастерами и трудягами. Чичиков поднял такой довод на смех, но Собакевич лишь после долгой торговли понизил цену до двух рублей с полтиной за душу. (См. текст сцены их торга.)

Собакевич

В разговоре с Чичиковым Собакевич проговорился, что недалеко от него живёт необычайно скупой помещик Плюшкин и у этого владетеля более тысячи крестьян люди мрут, как мухи. Покинув Собакевича, Чичиков немедленно разузнал дорогу к Плюшкину.

Подробнее – см. в отдельной статье Гоголь «Мертвые души», глава 5 – краткое содержание. На нашем сайте можно прочесть и полный текст этой главы.

Гоголь «Мертвые души», глава 6 – кратко

Дом Плюшкина оказался большим, но невообразимо ветхим. У ворот Чичиков заметил странную, грязную фигуру, одетую в халат. (См. Портрет Плюшкина.) Поначалу он принял её за старуху-ключницу, однако это был сам владелец имения.

В прежние годы Плюшкин был деловым, бережливым хозяином. Но в старости, после вдовства и ссоры с детьми у него развилась необычайная скупость. Интересы и заботы Плюшкина измельчали. Забросив важные занятия, он обратился к разным пустякам. Целыми днями этот обладатель тысячи крепостных душ ходил по собственной деревне, собирая хлам, вроде поломанных лопат и старых сапожных подмёток. Он складывал его в покрытую пылью кучу посреди одной из комнат своего дома, зорко следя, как бы слуги ничего из неё не украли.

Увидев приезжего дворянина, Плюшкин поначалу заподозрил: тот хочет бесплатно у него пообедать. Он долго не мог поверить, что Чичиков готов заплатить деньги за мертвых крестьян и ещё вносить потом за них до следующей ревизии казённые подати. Но Чичиков сумел убедить Плюшкина – и получил от него покупной список имен двух сотен умерших и беглых мужиков, составленный из экономии на грязном, залежалом листке бумаги.

Подробнее – см. в отдельной статье Гоголь «Мертвые души», глава 6 – краткое содержание. На нашем сайте можно прочесть и полный текст этой главы.

Плюшкин

Гоголь «Мертвые души», глава 7 – кратко

Вернувшись в губернский город N, Чичиков занялся окончательным оформлением купчих крепостей в государственной канцелярии. Эта палата находилась на главной городской площади. Внутри неё множество чиновников усердно корпело над бумагами. Шум от их перьев походил на то, как будто несколько телег с хворостом проезжали лес, заваленный иссохшими листьями. За ускорение дела Чичикову пришлось дать взятку письмоводителю Ивану Антоновичу с длинным носом, называемым в просторечии кувшинным рылом.

Манилов и Собакевич прибыли на подписание купчих сами, а остальные продавцы действовали через поверенных. Не зная, что все купленные Чичиковым крестьяне мертвые, председатель палаты поинтересовался, на какой земле он намерен их поселить. Чичиков соврал о якобы имеющемся у него поместье в Херсонской губернии.

Чтобы «вспрыснуть» покупочку, все отправились к полицмейстеру. Среди отцов города тот слыл за чудотворца: ему стоило лишь мигнуть, проходя мимо рыбного ряда или погреба, и купцы сами несли закуску в большом изобилии. На шумной пирушке особенно отличился Собакевич: пока другие гости выпивали, тот за четверть часа втихомолку уписал в одиночку до костей огромного осетра, а потом сделал вид, что он тут не причём.

Подробнее – см. в отдельной статье Гоголь «Мертвые души», глава 7 – краткое содержание. На нашем сайте можно прочесть и полный текст этой главы.

Гоголь «Мертвые души», глава 8 – кратко

Чичиков покупал у помещиков мертвые души за копейки, но на бумаге в купчих значилось, будто он уплатил за всех около ста тысяч. Такая крупная покупка вызвала в городе самые живые толки. Прошедший слух, что Чичиков — миллионщик, сильно поднял его во всех глазах. Во мнении дам он сделался подлинным героем, и они даже начали находить в его внешности нечто, похожее на Марса.

На очередном пышном балу у губернатора всё внимание было приковано к Чичикову. Дамы окружали его блистающей гирляндой и вступали в стычки за право сесть на ближайший к нему стул. Чичиков умел казаться обворожительным и ловко делал комплименты всем женщинам подряд. Однако к концу бала его до душевного волнения очаровал вид молоденькой дочери губернатора. Признаки вспыхнувшей в нём страсти не укрылись от опытного глаза других дам.

Под самое завершение бала Чичикова вдруг постиг страшный и роковой удар. Вошедший в залу пьяный Ноздрёв направился прямо к нему и стал громко, с хохотом спрашивать, много ли он накупил мертвых душ. Среди присутствующих возникло замешательство, и хотя никто пока ничего не понял, Чичиков счёл за лучшее побыстрее уехать.

Подробнее – см. в отдельной статье Гоголь «Мертвые души», глава 8 – краткое содержание. На нашем сайте можно прочесть и полный текст этой главы.

Гоголь «Мертвые души», глава 9 – кратко

Слова Ноздрёва поначалу сочли хмельным бредом. Однако вскоре известие о скупке Чичиковым мертвецов подтвердила Коробочка, приехавшая в город узнать, не продешевила ли она в своей сделке с ним. Жена местного протопопа передала рассказ Коробочки одной известной в городском свете приятной даме, а та – своей подруге – даме, приятной во всех отношениях. От этих двух дам слух разошёлся ко всем остальным.

Весь город терялся в догадках: зачем Чичиков покупал мертвые души? В склонной к легкомысленной романтике женской половине общества возникла странная мысль, что он хотел прикрыть этим подготовку к похищению губернаторской дочери. Более приземленные мужчины-чиновники гадали: не есть ли странный приезжий – ревизор, посланный в их губернию для следствия по служебным упущениям, а «мертвые души» – какая-то условная фраза, чей смысл известен лишь самому Чичикову и высшему начальству. Недоумение дошло до истинного трепета, когда губернатор получил сверху две бумаги, сообщавшие: в их области могут находиться известный фальшивомонетчик и опасный беглый разбойник.

Подробнее – см. в отдельной статье Гоголь «Мертвые души», глава 9 – краткое содержание. На нашем сайте можно прочесть и полный текст этой главы.

Гоголь «Мертвые души», глава 10 – кратко

Отцы города собрались на совещание у полицмейстера, чтобы решить, кем всё же является Чичиков и как с ним быть. Здесь выдвигались самые смелые гипотезы. Одни считали Чичикова подделывателем ассигнаций, другие – следователем, который вскоре арестует их всех, третьи – душегубом. Прозвучало даже мнение, что он – переодетый Наполеон, выпущенный англичанами с острова Святой Елены, а почтмейстер усмотрел в Чичикове капитана Копейкина, инвалида войны против французов, который не получил от властей пенсии за увечье и мстил им при помощи набранной в рязанских лесах шайки разбойников.

Вспомнив, что первым заговорил о мертвых душах Ноздрёв, решили послать за ним. Но этот известный лгун, придя в собрание, стал подтверждать все предположения сразу. Он рассказал, что у Чичикова прежде хранилось два миллиона фальшивых денег и что он даже сумел ускользнуть с ними от окружившей дом полиции. По словам Ноздрёва, Чичиков действительно хотел похитить губернаторскую дочь, заготовил лошадей на всех станциях и подкупил для тайного венчания за 75 рублей священника – отца Сидора в деревне Трухмачёвке.

Поняв, что Ноздрёв несёт дичь, присутствующие прогнали его. Тот отправился к Чичикову, который болел и ничего не знал о городских слухах. Ноздрёв «по дружбе» поведал Чичикову: в городе все считают его фальшивомонетчиком и личностью крайне опасной. Потрясённый Чичиков решил завтра же ранним утром спешно уезжать.

Читать еще:  Установка душевой кабины в маленькой ванной

Гоголь «Мертвые души», глава 11 – кратко

На следующий день Чичиков едва ли не бегством спасся из города N. Его бричка покатилась по большой дороге, а Гоголь во время этого пути рассказал читателям историю жизни своего героя и объяснил наконец, с какой целью он приобретал мертвые души.

Родители Чичикова были дворянами, но очень бедными. Юным мальчиком его отвезли из деревни в город и отдали в училище. (См. Детство Чичикова.) Отец напоследок дал сыну совет угождать начальникам и копить копейку.

Чичиков всегда следовал этому родительскому наставлению. Он не имел блестящих талантов, но постоянно заискивал перед учителями – и окончил школу с отличным аттестатом. Корыстолюбие, жажда выбиться из бедняков в люди состоятельные были главными свойствами его души. После школы Чичиков поступил на самое низкое чиновное место, добился повышения, посулив жениться на некрасивой дочери своего начальника, однако обманул его. Путём лжи и лицемерия Чичиков дважды достигал видных служебных постов, но в первый раз разворовал деньги, назначенные на казённое строительство, а во второй выступил покровителем шайки контрабандистов. В обоих случаях он был разоблачён и едва избег тюрьмы.

Ему пришлось удовольствоваться должностью судебного поверенного. В то время как раз распространились ссуды под заклад помещичьих имений в казну. Занимаясь одним таким делом, Чичиков вдруг узнал, что умершие крепостные числятся на бумаге живыми до следующей финансовой ревизии, которые проходили в России лишь раз в несколько лет. При закладах поместий дворяне получали из казны суммы по числу своих крестьянских душ – рублей 200 на одного человека. Чичикову пришла в голову мысль поездить по губерниям, скупая за копейки мертвые, но ещё не отмеченные таковыми в ревизии крестьянские души, потом заложить их оптом – и так получить богатый куш…

Приключения Чичикова Гоголь думал продолжать во втором и третьем томах «Мертвых душ». Первый же он завершил знаменитым отрывком, где сравнил Россию со скачущей невесть куда птицей-тройкой. Оригинальную трактовку смысла этого гоголевского рассуждения дал другой великий русский писатель – Василий Шукшин, в рассказе «Забуксовал».

Подробнее – см. в отдельной статье Гоголь «Мертвые души», глава 11 – краткое содержание. На нашем сайте можно прочесть и полный текст этой главы.

Мёртвые души

Том первый

Предлагаемая история, как станет ясно из дальнейшего, произошла несколько вскоре после «достославного изгнания французов». В губернский город NN приезжает коллежский советник Павел Иванович Чичиков (он не стар и не слишком молод, не толст и не тонок, внешности скорее приятной и несколько округлой) и поселяется в гостинице. Он делает множество вопросов трактирному слуге — как относительно владельца и доходов трактира, так и обличающие в нем основательность: о городских чиновниках, наиболее значительных помещиках, расспрашивает о состоянии края и не было ль «каких болезней в их губернии, повальных горячек» и прочих подобных напастей.

Отправившись с визитами, приезжий обнаруживает необыкновенную деятельность (посетив всех, от губернатора до инспектора врачебной управы) и обходительность, ибо умеет сказать приятное каждому. О себе он говорит как-то туманно (что «испытал много на веку своём, претерпел на службе за правду, имел много неприятелей, покушавшихся даже на жизнь его», а теперь ищет места для жительства). На домашней вечеринке у губернатора ему удаётся снискать всеобщее расположение и между прочим свести знакомство с помещиками Маниловым и Собакевичем. В последующие дни он обедает у полицмейстера (где знакомится с помещиком Ноздревым), посещает председателя палаты и вице-губернатора, откупщика и прокурора, — и отправляется в поместье Манилова (чему, однако, предшествует изрядное авторское отступление, где, оправдываясь любовью к обстоятельности, автор детально аттестует Петрушку, слугу приезжего: его страсть к «процессу самого чтения» и способность носить с собой особенный запах, «отзывавшийся несколько жилым покоем»).

Проехав, против обещанного, не пятнадцать, а все тридцать вёрст, Чичиков попадает в Маниловку, в объятия ласкового хозяина. Дом Манилова, стоящий на юру в окружении нескольких разбросанных по-английски клумб и беседки с надписью «Храм уединённого размышления», мог бы характеризовать хозяина, который был «ни то ни се», не отягчён никакими страстями, лишь излишне приторен. После признаний Манилова, что визит Чичикова «майский день, именины сердца», и обеда в обществе хозяйки и двух сыновей, Фемистоклюса и Алкида, Чичиков обнаруживает причину своего приезда: он желал бы приобрести крестьян, которые умерли, но ещё не заявлены таковыми в ревизской справке, оформив все законным образом, как бы и на живых («закон — я немею перед законом»). Первый испуг и недоумение сменяются совершенным расположением любезного хозяина, и, свершив сделку, Чичиков отбывает к Собакевичу, а Манилов предаётся мечтам о жизни Чичикова по соседству чрез реку, о возведении посему моста, о доме с таким бельведером, что оттуда видна Москва, и о дружбе их, прознав о которой государь пожаловал бы их генералами. Кучер Чичикова Селифан, немало обласканный дворовыми людьми Манилова, в беседах с конями своими пропускает нужный поворот и, при шуме начавшегося ливня, опрокидывает барина в грязь. В темноте они находят ночлег у Настасьи Петровны Коробочки, несколько боязливой помещицы, у коей поутру Чичиков также принимается торговать мёртвых душ. Объяснив, что сам теперь станет платить за них подать, прокляв бестолковость старухи, обещавшись купить и пеньки и свиного сала, но в другой уж раз, Чичиков покупает у ней души за пятнадцать рублей, получает подробный их список (в коем особенно поражён Петром Савельевым Неуважай-Корыто) и, откушавши пресного пирога с яйцом, блинков, пирожков и прочего, отбывает, оставя хозяйку в большом беспокойстве относительно того, не слишком ли она продешевила.

Выехав на столбовую дорогу к трактиру, Чичиков останавливается закусить, кое предприятие автор снабжает пространным рассуждением о свойствах аппетита господ средней руки. Здесь встречает его Ноздрев, возвращающийся с ярмарки в бричке зятя своего Мижуева, ибо своих коней и даже цепочку с часами — все проиграл. Живописуя прелести ярмарки, питейные качества драгунских офицеров, некоего Кувшинникова, большого любителя «попользоваться насчёт клубнички» и, наконец, предъявляя щенка, «настоящего мордаша», Ноздрев увозит Чичикова (думающего разживиться и здесь) к себе, забрав и упирающегося зятя. Описав Ноздрева, «в некотором отношении исторического человека» (ибо всюду, где он, не обходилось без истории), его владения, непритязательность обеда с обилием, впрочем, напитков сомнительного качества, автор отправляет осовевшего зятя к жене (Ноздрев напутствует его бранью и словом «фетюк»), а Чичикова принуждает обратиться к своему предмету; но ни выпросить, ни купить душ ему не удаётся: Ноздрев предлагает выменять их, взять в придачу к жеребцу или сделать ставкою в карточной игре, наконец бранится, ссорится, и они расстаются на ночь. С утра возобновляются уговоры, и, согласившись играть в шашки, Чичиков замечает, что Ноздрев бессовестно плутует. Чичикову, коего хозяин с дворнею покушается уже побить, удаётся бежать ввиду появления капитана-исправника, объявляющего, что Ноздрев находится под судом. На дороге коляска Чичикова сталкивается с неким экипажем, и, покуда набежавшие зеваки разводят спутавшихся коней, Чичиков любуется шестнадцатилетнею барышней, предаётся рассуждениям на её счёт и мечтам о семейной жизни. Посещение Собакевича в его крепком, как он сам, поместье сопровождается основательным обедом, обсуждением городских чиновников, кои, по убеждению хозяина, все мошенники (один прокурор порядочный человек, «да и тот, если сказать правду, свинья»), и венчается интересующей гостя сделкой. Ничуть не испугавшись странностью предмета, Собакевич торгуется, характеризует выгодные качества каждого крепостного, снабжает Чичикова подробным списком и вынуждает его дать задаточек.

Путь Чичикова к соседнему помещику Плюшкину, упомянутому Собакевичем, прерывается беседою с мужиком, давшим Плюшкину меткое, но не слишком печатное прозвание, и лиричным размышлением автора о прежней своей любви к незнакомым местам и явившемуся ныне равнодушию. Плюшкина, эту «прореху на человечестве», Чичиков поначалу принимает за ключницу или нищего, место коему на паперти. Важнейшей чертой его является удивительная скаредность, и даже старую подошву сапога несёт он в кучу, наваленную в господских покоях. Показав выгодность своего предложения (а именно, что подати за умерших и беглых крестьян он возьмёт на себя), Чичиков полностью успевает в своём предприятии и, отказавшись от чая с сухарём, снабжённый письмом к председателю палаты, отбывает в самом весёлом расположении духа.

Покуда Чичиков спит в гостинице, автор с печалью размышляет о низости живописуемых им предметов. Меж тем довольный Чичиков, проснувшись, сочиняет купчие крепости, изучает списки приобретённых крестьян, размышляет над предполагаемыми судьбами их и наконец отправляется в гражданскую палату, дабы уж скорее заключить дело. Встреченный у ворот гостиницы Манилов сопровождает его. Затем следует описание присутственного места, первых мытарств Чичикова и взятки некоему кувшинному рылу, покуда не вступает он в апартаменты председателя, где обретает уж кстати и Собакевича. Председатель соглашается быть поверенным Плюшкина, а заодно ускоряет и прочие сделки. Обсуждается приобретение Чичикова, с землёю или на вывод купил он крестьян и в какие места. Выяснив, что на вывод и в Херсонскую губернию, обсудив свойства проданных мужиков (тут председатель вспомнил, что каретник Михеев как будто умер, но Собакевич заверил, что тот преживехонький и «стал здоровее прежнего»), завершают шампанским, отправляются к полицмейстеру, «отцу и благотворителю в городе» (привычки коего тут же излагаются), где пьют за здоровье нового херсонского помещика, приходят в совершенное возбуждение, принуждают Чичикова остаться и покушаются женить его.

Покупки Чичикова делают в городе фурор, проносится слух, что он миллионщик. Дамы без ума от него. Несколько раз подбираясь описать дам, автор робеет и отступает. Накануне бала у губернатора Чичиков получает даже любовное послание, впрочем неподписанное. Употребив по обыкновению немало времени на туалет и оставшись доволен результатом, Чичиков отправляется на бал, где переходит из одних объятий в другие. Дамы, среди которых он пытается отыскать отправительницу письма, даже ссорятся, оспаривая его внимание. Но когда к нему подходит губернаторша, он забывает все, ибо её сопровождает дочь («Институтка, только что выпущена»), шестнадцатилетняя блондинка, с чьим экипажем он столкнулся на дороге. Он теряет расположение дам, ибо затевает разговор с увлекательной блондинкой, скандально пренебрегая остальными. В довершение неприятностей является Ноздрев и громогласно вопрошает, много ли Чичиков наторговал мёртвых. И хотя Ноздрев очевидно пьян и смущённое общество понемногу отвлекается, Чичикову не задаётся ни вист, ни последующий ужин, и он уезжает расстроенный.

Об эту пору в город въезжает тарантас с помещицей Коробочкой, возрастающее беспокойство которой вынудило её приехать, дабы все же узнать, в какой цене мёртвые души. Наутро эта новость становится достоянием некой приятной дамы, и она спешит рассказать её другой, приятной во всех отношениях, история обрастает удивительными подробностями (Чичиков, вооружённый до зубов, в глухую полночь врывается к Коробочке, требует душ, которые умерли, наводит ужасного страху — «вся деревня сбежалась, ребенки плачут, все кричат»). Ее приятельница заключает из того, что мёртвые души только прикрытие, а Чичиков хочет увезти губернаторскую дочку. Обсудив подробности этого предприятия, несомненное участие в нем Ноздрева и качества губернаторской дочки, обе дамы посвящают во все прокурора и отправляются бунтовать город.

В короткое время город бурлит, к тому добавляется новость о назначении нового генерал-губернатора, а также сведения о полученных бумагах: о делателе фальшивых ассигнаций, объявившемся в губернии, и об убежавшем от законного преследования разбойнике. Пытаясь понять, кто же таков Чичиков, вспоминают, что аттестовался он очень туманно и даже говорил о покушавшихся на жизнь его. Заявление почтмейстера, что Чичиков, по его мнению, капитан Копейкин, ополчившийся на несправедливости мира и ставший разбойником, отвергается, поскольку из презанимательного почтмейстерова рассказа следует, что капитану недостаёт руки и ноги, а Чичиков целый. Возникает предположение, не переодетый ли Чичиков Наполеон, и многие начинают находить известное сходство, особенно в профиль. Расспросы Коробочки, Манилова и Собакевича не дают результатов, а Ноздрев лишь умножает смятение, объявив, что Чичиков точно шпион, делатель фальшивых ассигнаций и имел несомненное намерение увезти губернаторскую дочку, в чем Ноздрев взялся ему помочь (каждая из версий сопровождалась детальными подробностями вплоть до имени попа, взявшегося за венчание). Все эти толки чрезвычайно действуют на прокурора, с ним случается удар, и он умирает.

Вновь посетовав на свойства натуры героя своего и отчасти оправдав его, приискав ему имя «хозяина, приобретателя», автор отвлекается на понукаемый бег лошадей, на сходство летящей тройки с несущейся Русью и звоном колокольчика завершает первый том.

Том второй

Открывается описанием природы, составляющей поместье Андрея Ивановича Тентетникова, коего автор именует «коптитель неба». За рассказом о бестолковости его времяпровождения следует история жизни, окрылённой надеждами в самом начале, омрачённой мелочностью службы и неприятностями впоследствии; он выходит в отставку, намереваясь усовершенствовать имение, читает книги, заботится о мужике, но без опыта, иногда просто человеческого, это не даёт ожидаемых результатов, мужик бездельничает, Тентетников опускает руки. Он обрывает знакомства с соседями, оскорбившись обращением генерала Бетрищева, перестаёт к нему ездить, хоть и не может забыть его дочери Улиньки. Словом, не имея того, кто бы сказал ему бодрящее «вперёд!», он совершенно закисает.

К нему-то и приезжает Чичиков, извинившись поломкой в экипаже, любознательностью и желанием засвидетельствовать почтение. Снискав расположение хозяина удивительной способностью своей приспособиться к любому, Чичиков, пожив у него немного, отправляется к генералу, которому плетёт историю о вздорном дядюшке и, по обыкновению своему, выпрашивает мёртвых. На хохочущем генерале поэма даёт сбой, и мы обнаруживаем Чичикова направляющимся к полковнику Кошкареву. Против ожидания он попадает к Петру Петровичу Петуху, которого застаёт поначалу совершенно нагишом, увлечённого охотою на осетра. У Петуха, не имея чем разжиться, ибо имение заложено, он только страшно объедается, знакомится со скучающим помещиком Платоновым и, подбив его на совместное путешествие по Руси, отправляется к Константину Федоровичу Костанжогло, женатому на платоновской сестре. Тот рассказывает о способах хозяйствования, которыми он в десятки раз увеличил доход с имения, и Чичиков страшно воодушевляется.

Весьма стремительно он навещает полковника Кошкарева, поделившего свою деревеньку на комитеты, экспедиции и департаменты и устроившего совершенное бумагопроизводство в заложенном, как выясняется, имении. Вернувшись, он слушает проклятья желчного Костанжогло фабрикам и мануфактурам, развращающим мужика, вздорному желанию мужика просвещать и соседу Хлобуеву, запустившему изрядное поместье и теперь спускающему его за бесценок. Испытав умиление и даже тягу к честному труду, выслушав рассказ об откупщике Муразове, безукоризненным путём нажившем сорок миллионов, Чичиков назавтра, в сопровождении Костанжогло и Платонова, едет к Хлобуеву, наблюдает беспорядки и беспутство его хозяйства в соседстве с гувернанткою для детей, по моде одетой женой и другими следами нелепого роскошества. Заняв денег у Костанжогло и Платонова, он даёт задаток за имение, предполагая его купить, и едет в платоновское поместье, где знакомится с братом Василием, дельно управляющим хозяйством. Затем он вдруг является у соседа их Леницына, явно плута, снискивает его симпатию умением своим искусно пощекотать ребёнка и получает мёртвых душ.

После множества изъятий в рукописи Чичиков обнаруживается уже в городе на ярмарке, где покупает ткань столь милого ему брусничного цвета с искрой. Он сталкивается с Хлобуевым, которому, как видно, подгадил, то ли лишив, то ли почти лишив его наследства путём какого-то подлога. Упустивший его Хлобуев уводится Муразовым, который убеждает Хлобуева в необходимости работать и определяет ему сбирать средства на церковь. Меж тем обнаруживаются доносы на Чичикова и по поводу подлога, и по поводу мёртвых душ. Портной приносит новый фрак. Вдруг является жандарм, влекущий нарядного Чичикова к генерал-губернатору, «гневному, как сам гнев». Здесь становятся явны все его злодеяния, и он, лобызающий генеральский сапог, ввергается в узилище. В тёмном чулане, рвущего волосы и фалды фрака, оплакивающего утрату шкатулки с бумагами, находит Чичикова Муразов, простыми добродетельными словами пробуждает в нем желание жить честно и отправляется смягчить генерал-губернатора. В то время чиновники, желающие напакостить мудрому своему начальству и получить мзду от Чичикова, доставляют ему шкатулку, похищают важную свидетельницу и пишут множество доносов с целью вовсе запутать дело. В самой губернии открываются беспорядки, сильно заботящие генерал-губернатора. Однако Муразов умеет нащупать чувствительные струны его души и подать ему верные советы, коими генерал-губернатор, отпустив Чичикова, собирается уж воспользоваться, как «рукопись обрывается».

Читать еще:  Комбинированная программа тренировок для девушек для похудения

Пересказ мертвые души 2

В губернский город N приехал дворянин Павел Иванович Чичиков, человек не слишком старый, но и уже не совсем молодой, не красавец, но и не дурной наружности, ни слишком толстый, но и не худой. Обосновавшись в городской гостинице, он подробно расспросил слугу о местных видных лицах, особенно интересуясь, сколько кто имеет душ крестьян. В следующие дни Чичиков совершил визиты ко всем главным городским чиновникам. Он посетил и вечеринку у губернатора, где познакомился с помещиками Маниловым и Собакевичем. Человек весьма ловкий в обхождении, Чичиков произвёл на всех «преприятное» впечатление. (См. Описание Чичикова.)

Чичиков

Гоголь «Мертвые души», глава 2 – кратко

Через несколько дней Чичиков перенёс свои визиты за город и первым делом наведался в поместье Манилова. Слащавый Манилов претендовал на просвещённую гуманность, на европейскую образованность и любил строить фантастические проекты, вроде сооружения через свой пруд огромного моста, откуда во время чаепития можно было бы видеть Москву. Но, погрязнув в мечтах, он никогда не претворял их в жизнь, отличаясь полной непрактичностью и бесхозяйственностью. (См. Описание Манилова, его усадьбы и обеда у него.)

Принимая Чичикова, Манилов демонстрировал утончённую любезность. Но в беседе наедине Чичиков сделал ему неожиданное и странное предложение: купить у него за небольшую сумму недавно умерших крестьян (которые до следующей финансовой ревизии числились на бумаге живыми). Манилов крайне удивился этому, но из учтивости не смог отказать гостю.

Подробнее – см. в отдельной статье Гоголь «Мертвые души», глава 2 – краткое содержание. На нашем сайте можно прочесть и полный текст этой главы.

Манилов

Гоголь «Мертвые души», глава 3 – кратко

От Манилова Чичиков думал ехать к Собакевичу, но пьяный кучер Селифан завёз его совсем в другую сторону. Попав в грозу, путники едва добрались до какой-то деревни – и нашли ночлег у тамошней помещицы Коробочки.

Вдова Коробочка была простоватой и скопидомной старушкой. (См. Описание Коробочки, её усадьбы и обеда у неё.) На следующее утро, за чаем Чичиков сделал ей то же предложение, что раньше Манилову. Коробочка поначалу выпучила глаза, но потом успокоилась, больше всего заботясь о том, как бы не продешевить при продаже мертвецов. Она стала даже отказывать Чичикову, собираясь прежде «примениться к ценам у других купцов». Но её изворотливый гость выдал себя за казённого подрядчика и обещал вскоре закупить у Коробочки оптом муку, крупы, сало и перья. В предвкушении такой выгодной сделки Коробочка согласилась продать мертвые души.

Подробнее – см. в отдельной статье Гоголь «Мертвые души», глава 3 – краткое содержание. На нашем сайте можно прочесть и полный текст этой главы.

Гоголь «Мертвые души», глава 4 – кратко

Покинув Коробочку, Чичиков заехал пообедать в придорожный трактир и встретил там помещика Ноздрёва, с которым ранее познакомился на вечеринке у губернатора. Неисправимый кутила, гуляка, лгун и шулер Ноздрёв (см. его описание) возвращался с ярмарки, дочиста проигравшись там в карты. Он пригласил Чичикова в своё поместье. Тот согласился ехать туда, рассчитывая: разбитной Ноздрёв отдаст ему мертвые души даром.

В своём имении Ноздрёв долго водил Чичикова по конюшне и псарне, уверяя, что его лошади и собаки стоят многие тысячи рублей. Когда гость приступил к разговору о мертвых душах, Ноздрёв предложил сыграть на них в карты и тут же вынул колоду. Основательно заподозрив, что она краплёная, Чичиков отказался.

На следующее утро Ноздрёв предложил разыграть мертвых крестьян не в карты, а в шашки, где шулерство невозможно. Чичиков согласился, но во время игры Ноздрёв стал за один ход двигать сразу по несколько шашек обшлагами халата. Чичиков запротестовал. Ноздрёв в ответ позвал двух здоровенных крепостных и приказал им бить гостя. Чичикову едва удалось ускользнуть невредимым благодаря приезду капитан-исправника: тот привёз Ноздрёву вызов на суд за обиду, нанесённую в пьяном виде розгами помещику Максимову.

Подробнее – см. в отдельной статье Гоголь «Мертвые души», глава 4 – краткое содержание. На нашем сайте можно прочесть и полный текст этой главы.

Похождения Чичикова (Ноздрев). Отрывок мультфильма по сюжету «Мертвых душ» Гоголя

Гоголь «Мертвые души», глава 5 – кратко

Ускакав во весь дух от Ноздрёва, Чичиков наконец добрался до поместья Собакевича – человека, который по характеру составлял противоположность Манилову. Собакевич глубоко презирал витания в облаках и руководствовался во всём лишь материальной пользой. (См. Портрет Собакевича, Описание усадьбы и интерьера дома Собакевича.)

Объясняя людские поступки одним стремлением к корыстной выгоде, отвергая всякий идеализм, Собакевич аттестовал городских чиновников как мошенников, разбойников и христопродавцев. Фигурой и осанкой он напоминал средней величины медведя. За столом Собакевич пренебрегал малопитательными заморскими деликатесами, обедал простыми блюдами, но поглощал их огромными кусками. (См. Обед у Собакевича.)

В отличие от прочих, практичный Собакевич ничуть не удивился просьбе Чичикова продать мертвые души. Однако он заломил за них непомерную цену – по 100 рублей, объяснив её тем, что его крестьяне, хотя и покойники, но «отборный товар», ибо раньше были отменными мастерами и трудягами. Чичиков поднял такой довод на смех, но Собакевич лишь после долгой торговли понизил цену до двух рублей с полтиной за душу. (См. текст сцены их торга.)

Собакевич

В разговоре с Чичиковым Собакевич проговорился, что недалеко от него живёт необычайно скупой помещик Плюшкин и у этого владетеля более тысячи крестьян люди мрут, как мухи. Покинув Собакевича, Чичиков немедленно разузнал дорогу к Плюшкину.

Подробнее – см. в отдельной статье Гоголь «Мертвые души», глава 5 – краткое содержание. На нашем сайте можно прочесть и полный текст этой главы.

Гоголь «Мертвые души», глава 6 – кратко

Дом Плюшкина оказался большим, но невообразимо ветхим. У ворот Чичиков заметил странную, грязную фигуру, одетую в халат. (См. Портрет Плюшкина.) Поначалу он принял её за старуху-ключницу, однако это был сам владелец имения.

В прежние годы Плюшкин был деловым, бережливым хозяином. Но в старости, после вдовства и ссоры с детьми у него развилась необычайная скупость. Интересы и заботы Плюшкина измельчали. Забросив важные занятия, он обратился к разным пустякам. Целыми днями этот обладатель тысячи крепостных душ ходил по собственной деревне, собирая хлам, вроде поломанных лопат и старых сапожных подмёток. Он складывал его в покрытую пылью кучу посреди одной из комнат своего дома, зорко следя, как бы слуги ничего из неё не украли.

Увидев приезжего дворянина, Плюшкин поначалу заподозрил: тот хочет бесплатно у него пообедать. Он долго не мог поверить, что Чичиков готов заплатить деньги за мертвых крестьян и ещё вносить потом за них до следующей ревизии казённые подати. Но Чичиков сумел убедить Плюшкина – и получил от него покупной список имен двух сотен умерших и беглых мужиков, составленный из экономии на грязном, залежалом листке бумаги.

Подробнее – см. в отдельной статье Гоголь «Мертвые души», глава 6 – краткое содержание. На нашем сайте можно прочесть и полный текст этой главы.

Плюшкин

Гоголь «Мертвые души», глава 7 – кратко

Вернувшись в губернский город N, Чичиков занялся окончательным оформлением купчих крепостей в государственной канцелярии. Эта палата находилась на главной городской площади. Внутри неё множество чиновников усердно корпело над бумагами. Шум от их перьев походил на то, как будто несколько телег с хворостом проезжали лес, заваленный иссохшими листьями. За ускорение дела Чичикову пришлось дать взятку письмоводителю Ивану Антоновичу с длинным носом, называемым в просторечии кувшинным рылом.

Манилов и Собакевич прибыли на подписание купчих сами, а остальные продавцы действовали через поверенных. Не зная, что все купленные Чичиковым крестьяне мертвые, председатель палаты поинтересовался, на какой земле он намерен их поселить. Чичиков соврал о якобы имеющемся у него поместье в Херсонской губернии.

Чтобы «вспрыснуть» покупочку, все отправились к полицмейстеру. Среди отцов города тот слыл за чудотворца: ему стоило лишь мигнуть, проходя мимо рыбного ряда или погреба, и купцы сами несли закуску в большом изобилии. На шумной пирушке особенно отличился Собакевич: пока другие гости выпивали, тот за четверть часа втихомолку уписал в одиночку до костей огромного осетра, а потом сделал вид, что он тут не причём.

Подробнее – см. в отдельной статье Гоголь «Мертвые души», глава 7 – краткое содержание. На нашем сайте можно прочесть и полный текст этой главы.

Гоголь «Мертвые души», глава 8 – кратко

Чичиков покупал у помещиков мертвые души за копейки, но на бумаге в купчих значилось, будто он уплатил за всех около ста тысяч. Такая крупная покупка вызвала в городе самые живые толки. Прошедший слух, что Чичиков — миллионщик, сильно поднял его во всех глазах. Во мнении дам он сделался подлинным героем, и они даже начали находить в его внешности нечто, похожее на Марса.

На очередном пышном балу у губернатора всё внимание было приковано к Чичикову. Дамы окружали его блистающей гирляндой и вступали в стычки за право сесть на ближайший к нему стул. Чичиков умел казаться обворожительным и ловко делал комплименты всем женщинам подряд. Однако к концу бала его до душевного волнения очаровал вид молоденькой дочери губернатора. Признаки вспыхнувшей в нём страсти не укрылись от опытного глаза других дам.

Под самое завершение бала Чичикова вдруг постиг страшный и роковой удар. Вошедший в залу пьяный Ноздрёв направился прямо к нему и стал громко, с хохотом спрашивать, много ли он накупил мертвых душ. Среди присутствующих возникло замешательство, и хотя никто пока ничего не понял, Чичиков счёл за лучшее побыстрее уехать.

Подробнее – см. в отдельной статье Гоголь «Мертвые души», глава 8 – краткое содержание. На нашем сайте можно прочесть и полный текст этой главы.

Гоголь «Мертвые души», глава 9 – кратко

Слова Ноздрёва поначалу сочли хмельным бредом. Однако вскоре известие о скупке Чичиковым мертвецов подтвердила Коробочка, приехавшая в город узнать, не продешевила ли она в своей сделке с ним. Жена местного протопопа передала рассказ Коробочки одной известной в городском свете приятной даме, а та – своей подруге – даме, приятной во всех отношениях. От этих двух дам слух разошёлся ко всем остальным.

Весь город терялся в догадках: зачем Чичиков покупал мертвые души? В склонной к легкомысленной романтике женской половине общества возникла странная мысль, что он хотел прикрыть этим подготовку к похищению губернаторской дочери. Более приземленные мужчины-чиновники гадали: не есть ли странный приезжий – ревизор, посланный в их губернию для следствия по служебным упущениям, а «мертвые души» – какая-то условная фраза, чей смысл известен лишь самому Чичикову и высшему начальству. Недоумение дошло до истинного трепета, когда губернатор получил сверху две бумаги, сообщавшие: в их области могут находиться известный фальшивомонетчик и опасный беглый разбойник.

Подробнее – см. в отдельной статье Гоголь «Мертвые души», глава 9 – краткое содержание. На нашем сайте можно прочесть и полный текст этой главы.

Гоголь «Мертвые души», глава 10 – кратко

Отцы города собрались на совещание у полицмейстера, чтобы решить, кем всё же является Чичиков и как с ним быть. Здесь выдвигались самые смелые гипотезы. Одни считали Чичикова подделывателем ассигнаций, другие – следователем, который вскоре арестует их всех, третьи – душегубом. Прозвучало даже мнение, что он – переодетый Наполеон, выпущенный англичанами с острова Святой Елены, а почтмейстер усмотрел в Чичикове капитана Копейкина, инвалида войны против французов, который не получил от властей пенсии за увечье и мстил им при помощи набранной в рязанских лесах шайки разбойников.

Вспомнив, что первым заговорил о мертвых душах Ноздрёв, решили послать за ним. Но этот известный лгун, придя в собрание, стал подтверждать все предположения сразу. Он рассказал, что у Чичикова прежде хранилось два миллиона фальшивых денег и что он даже сумел ускользнуть с ними от окружившей дом полиции. По словам Ноздрёва, Чичиков действительно хотел похитить губернаторскую дочь, заготовил лошадей на всех станциях и подкупил для тайного венчания за 75 рублей священника – отца Сидора в деревне Трухмачёвке.

Поняв, что Ноздрёв несёт дичь, присутствующие прогнали его. Тот отправился к Чичикову, который болел и ничего не знал о городских слухах. Ноздрёв «по дружбе» поведал Чичикову: в городе все считают его фальшивомонетчиком и личностью крайне опасной. Потрясённый Чичиков решил завтра же ранним утром спешно уезжать.

Гоголь «Мертвые души», глава 11 – кратко

На следующий день Чичиков едва ли не бегством спасся из города N. Его бричка покатилась по большой дороге, а Гоголь во время этого пути рассказал читателям историю жизни своего героя и объяснил наконец, с какой целью он приобретал мертвые души.

Родители Чичикова были дворянами, но очень бедными. Юным мальчиком его отвезли из деревни в город и отдали в училище. (См. Детство Чичикова.) Отец напоследок дал сыну совет угождать начальникам и копить копейку.

Чичиков всегда следовал этому родительскому наставлению. Он не имел блестящих талантов, но постоянно заискивал перед учителями – и окончил школу с отличным аттестатом. Корыстолюбие, жажда выбиться из бедняков в люди состоятельные были главными свойствами его души. После школы Чичиков поступил на самое низкое чиновное место, добился повышения, посулив жениться на некрасивой дочери своего начальника, однако обманул его. Путём лжи и лицемерия Чичиков дважды достигал видных служебных постов, но в первый раз разворовал деньги, назначенные на казённое строительство, а во второй выступил покровителем шайки контрабандистов. В обоих случаях он был разоблачён и едва избег тюрьмы.

Ему пришлось удовольствоваться должностью судебного поверенного. В то время как раз распространились ссуды под заклад помещичьих имений в казну. Занимаясь одним таким делом, Чичиков вдруг узнал, что умершие крепостные числятся на бумаге живыми до следующей финансовой ревизии, которые проходили в России лишь раз в несколько лет. При закладах поместий дворяне получали из казны суммы по числу своих крестьянских душ – рублей 200 на одного человека. Чичикову пришла в голову мысль поездить по губерниям, скупая за копейки мертвые, но ещё не отмеченные таковыми в ревизии крестьянские души, потом заложить их оптом – и так получить богатый куш…

Приключения Чичикова Гоголь думал продолжать во втором и третьем томах «Мертвых душ». Первый же он завершил знаменитым отрывком, где сравнил Россию со скачущей невесть куда птицей-тройкой. Оригинальную трактовку смысла этого гоголевского рассуждения дал другой великий русский писатель – Василий Шукшин, в рассказе «Забуксовал».

Подробнее – см. в отдельной статье Гоголь «Мертвые души», глава 11 – краткое содержание. На нашем сайте можно прочесть и полный текст этой главы.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector